Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:44 

Wait for me

____
Название: Wait for me
Автор: Rin-chan (Крейг)
Бета: Slytherin Princess
Пейринг: Стэн\Кенни
Рейтинг: RG-13.
Саммари: Кенни пытается убить себя от скуки, Стэн вносит свои изменения.
Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Метту Стоуну и Трею Паркеру
От автора: Старалась, как могла. Все равно не многословно.
Жанр: а я в них не гребу .__.

Он привык. Привык к такой жизни. Бедной и никому не нужной. Грязной и забытой.
Ну конечно, если умирать пару раз за неделю, этого даже никто не заметит, ведь он умирает не навсегда.
Они привыкли, они просто привыкли…
Он вернется. Если друзья видят его смерть, они могут только прокричать что-то вроде «О, боже мой, они убили Кенни. Сволочи!». Но им все равно, ведь Кенни, их Кенни через пару часов воскреснет.
Они ничего не делают. Может, считают, что просто ничего не могут сделать.
Они ведь не знают, что случается за эти пару часов… Его душа пролетает все просторы этого тесного мира и не находит себе места.
Кенни проходит через ад, где успевает пообщаться с Сатаной и давно умершими знакомыми, через рай, где просит советов у Бога, иногда через чистилище и снова на Землю.
Иногда даже смешно. До истерики. Будто ему нигде нет места. После такого хочется либо что-то вспомнить, что-то очень важное, либо просто забиться в угол и молчать.
А дома, в своей комнате, где воняет сыростью, сигаретами, дохлыми крысами и гнилью, он забивается в самый дальний угол, и тогда уже на все плевать.
Как бы он себя не убивал, или его убивали, как бы не резали, не били - на следующий день он просыпался чистым и таким же бедным. Это надоедало.
Его кожа была бледной и чистой, а глаза пустыми и серыми, но на солнце они всегда казались голубыми, и лишь изредка в них светились искры; и будто никем не тронутый. Ангел. Хотя до ангела там далеко, сколько этой нечисти, сквернословия, баб, курения и прошлые почести. Но все равно ангел.
Сколько раз Картман его убивал, бил и оставлял синяки на его теле за деньги, все равно не следующий день он был чист. Слава Богу, деньги оставались у него. Деньги которые безуспешно улетали в пропасть бытовой жизни не давая шанса пробиться из дыры и будто делая из нас денежных наркоманов, нужно еще и еще. Что он успел сделать за эту жизнь? Он только может бесконечно играть в PSP и умирать. Большой роли он не играет. Это роль одного фильма и спектакль одного актёра. Ему всегда казалось, что в мире не будет к нему частицы, дополнения и заполнения пустоты в его душе.
Другое дело умер бы Кайл. Все бы плакали, ведь он умер навсегда. Когда Кайл подыхал от больных почек и всяких болячек, все так и крутились вокруг него. Как он ему тогда завидовал, всего лишь частица внимания для Кенни, и та сделала бы из него наркомана. Кайл что-то особенное, так казалось Кенни. Картман к нему бесконечно липнет, Стэн лучший друг до гроба, умный и милый, добрый и честный. Да, Кенни было чему поучиться у Кайла. Но он был таким, каким он был. Был и будет каким-то неповторимым. Кенни любил просыпаться в больнице, когда его кто-то спасал, сбегались люди на помощь бедному худощавому мальчику, сбитого насмерть машиной или что похуже. В больнице было тепло и пахло лекарствами, думалось, что ты в психушке, как-то успокаивало и в тоже время напрягало до сумасшествия, любым счетом лучше, чем дома. Там так холодно, крысы, ужасные родители, все такое бедное и беспомощное, нелюбящий и проклинающий брат. Что могло быть хуже?
Какие же могут быть у Кенни мечты? Только две - чтобы он окончательно умер и чтобы хоть кто-то потом по нему скучал. По тому, какой он есть. Но, похоже, Бог проклял его на вечные скитания не в аду, а в жизни. Такой тошной и серой как давно стало казаться Кенни. У него в кармане всегда лежало завещание написанное на маленьком клочке грязной бумаги. Казалось, какое могло быть у бедняка завещание, но оно было.
«PSP – отдаю Стэну. Все остальное Кайлу. Картман обойдется».
Немногословно, но осмысленно. Этого было достаточно.
Зачем он всегда носит капюшон? Это барьер, барьер от этого мира. Такими даже смешными и наивными способами он не хочет умирать лишний раз. От капюшона тепло, он скрывает трясущиеся губы и слипающиеся от снега ресницы, в первую очередь глаза. И уже уютно, но иногда так и хочется скинуть с себя эти оковы в виде капюшона. А может это просто привычка. Что бы никто не видео на кого глаза смотрят. Может..
И вот очередная попытка убить себя, заканчивается противно и тошнотворно. Дороги и землю укутал густой туман. Парень всего лишь случайно проходил через железнодорожные пути и его сбил поезд. Тяжелый туман прерывал вид со всех сторон и заполнял глаза чем-то серым и пустым, как дымом из под сигарет, которые Кенни так любил. Такие дешёвые и противные. Уши не слушали этот мир и не подчинялись ему. Назвать это «на своей волне» было трудно, не было никакой «волны», просто он ни о чем не думал, а может и думал, но кому он скажет. Все мысли были спрятаны в пшеничной голове, укрытой оранжевым капюшоном с пушком, прикрывая лицо и губы, чтобы в холода ребят не видели, как дрожат его губы от холода и трескаются от недостачи теплоты и крови. В частые бывалые холода он сильно затягивал свою любимую парку и тёр руку об руку, руки на которых были уже давно протёртые варежки, и тонкие пальцы. Тихо стоя с краю компании и сжимая плечи от холода. И вот уже лежит он в грязной, не промытой ванне горячей воды с лужами крови на полу и легкими кружными разводами на воде. Густая, редкая и красная кровь разливалась по воде кругами и наполняла ванну клубничным цветом, но на вид это было неприятно и даже противно. В ванне мигал свет, сменяя жизнь - смертью, будто не давая Кенни умереть и хотеть бороться за свою жизнь. Но за что бороться? Он тогда как-то не подумал. Во рту был неприятный вкус железа, вкус «клубничного наполнителя», той же крови. Уши заглушены, а глаза полуоткрыты, казалось, что он и вправду начал бороться за жизнь, или наоборот радовался тому, что это его последняя смерть. Он будто это чувствовал это. Будто прошенный ним подарок от Бога уже на подходе, и было не ясно - хочется все-таки жить или покончить с этим всем. Ничего не приходило в голову. Капюшон невольно спал с головы и пустые, серо-синие как ночь глаза глядели на старую висящую лампу, которая немного раскачивалась и мигала. Порезанные вены, заглушенные сигаретным дымом, забитые скверною, пропитанные криком.
В тот момент, ему что-то нужно было. Ведь зачем-то Стэн пришел к своему другу Кенни, у которого равным счетом ничего взять и не можно было. Может что-то передать или сказать, а может позвать гулять. Снова на свои великие дела. Но лишь когда парень подошел к маленькому дому, его охватило беспокойство, которое прогрессировало и не давало покоя, заставляя сердце в груди сжиматься. Сначала высокий юноша позвонил в давно заглушенный и тихий звонок у тёмной двери на входе, но ему никто не открыл. Правильно, дома никого не было, кроме Кенни. Но тот тихо тонул в своей луже крови и не слышал ничего. Тогда парень тихо приоткрыл дверь, в доме никого не было, и никто не отзывался. Комната была довольно тёмной и пустой, на полу были разбросаны пустые бутылки и пакеты. Крысы что-то громко грызли в углу, что поначалу испугало Стэна. Он начал проверять другие комнаты и искать своего закадычного друга, Кенни. Стэн поднялся на второй этаж. Доски в лестнице ужасно скрипели, так неприятно, будто что-то резали тупым ножом по ткани или дереву. Когда он поднялся, увидел свет в конце коридора и пошел туда. Последняя комната справа оказалась ванной. Как только парень зашел в нее, он потерял дар речи и восприятия. Голова закружилась, а мысли заныли. Глаза медленно расширились. Стэн не любит суицид. Кольнуло где-то в области сердца, и он противно сжал куртку на том месте. Перед ним выливалась не самая приятная картина. Он раньше никогда не видел почти мёртвого Кенни так близко. И стало так больно, от восприятия того, что он бесчувственная сволочь, что каждый раз когда его любимый друг умирает, он ничего не делает, а главное, не смотрит ему в глаза. Сейчас он взглянул и окунулся с головой в их пустоту и облачность, у самого перед глазами стало страшно. Светловолосый бледный парень лежал с приоткрытыми пустыми глазами и порезанными венами на обеих руках. Рядом в мелкой чёрной пепельнице была затушена последняя серая сигарета с жёлтым наконечником и подписью "Bradly", а рядом стоял почти до дна выпитый коньяк. Очень старый коньяк, прибереженный отцом Кенни на его свадьбу. Ему вдруг стало плохо, занервничал, от чего-то страшно досадного. Мальчик вынул из ванны своего товарища, бережно положив на пол и начал трястись, обхватывая свою голову руками. Кенни еще не умер, нет, он еще не сдался. Громкий крик Стэна добился его головы, его ушей, заставляя его идти на свет тусклой лампы, жить. Кенни невольно открыл глаза и зажмурился от света лампы. Переведя взгляд в сторону, он сильно удивился и смотрел с открытыми глазами полными нажеды в мир на Стэна. Такого он еще не видел. Такого Стэна. Его лучший друг прибитый слезами и горьким комом сожаления в горле. Как только парень увидел, что Кенни открыл глаза, он обнял его крепко, крепко, так что Кенни почувствовал душу того насквозь. Тепло этого мира начало проникать в Кенни сквозь Стэна. Такое что-то недостающее, родное и любимое. Он приобнял его и не знал что делать в такой ситуации. Через пару секунд слышалось скупое: «Зачем? Зачем?». Стэну нужен был ответ, но Кенни его не имел, или просто на тот момент не понимал. Но смог ответить лишь короткое и не вдумчивое «Не знаю.» Не зная, почему так больно колотится сердце, Кенни прижал Стэна в себе крепче, будто боясь потерять теплую частичку этого холодного мира. Послышалось тихое «Не смей так больше делать. Не прощу». «Хорошо». - прошипел Кенни и хитро ухмыльнулся.
Уже тогда казалось нашелся смысл жизни. Теперь не холодно и не темно. Будет что-то, что-то, но будет. Кенни больше не умрет, не в этом сне.

@темы: фанфики

Комментарии
2011-04-14 в 19:51 

Maza Faka <3
а размещение возможно? оо

2011-04-14 в 19:51 

Maza Faka <3
а размещение возможно? оо

   

Stan x Kenny

главная